В “Российской газете” опубликована статья, посвященная подписанию соглашения о взаимодействии ФСИН России и Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

На состоявшейся в понедельник рабочей встрече Уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка с руководителями Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Павел Астахов и директор ФСИН Геннадий Корниенко подписали соглашение о сотрудничестве. Но прежде детский омбудсмен и представители тюремного ведомства обсудили темы, которые одинаково волновали обе стороны, — положение с правами несовершеннолетних, по судебному приговору или по капризу судьбы оказавшихся в местах лишения свободы.

Один из застарелых и больных вопросов — маленькие дети, которые рождаются в СИЗО и исправительных колониях и «отбывают срок» вместе с осужденными матерями. Малыши от 0 до трех лет находятся в домах ребенка при ИК, мамы могут их навещать строго по графику. Что уже, в свою очередь, влечет много проблем, в том числе и психологических, как для мам, так и для их детей. Не говоря уж о таких случаях, как массовое заболевание малышей в подмосковной Можайской женской колонии, где три года назад в доме ребенка заболели сразу 59 детей, и один младенец умер.

Павел Астахов напомнил о своем предложении вывести дома ребенка из подчинения женских колоний, поскольку их содержание не является функцией ФСИН. Первый заместитель директора ФСИН Анатолий Рудый рассказал, что эта тема обсуждалась на заседании правительственной комиссии, как и вопрос о содержании в СИЗО беременных женщин. Рудый сообщил, что сейчас его ведомство планирует ввести центры содержания матери и ребенка, где женщины будут проживать вместе со своими детьми.

Сейчас такие центры создаются в трех регионах, в том числе в Свердловской области, где матери проживают с детьми в специально отведенных отдельных корпусах. Речь, по его словам, о тех осужденных женщинах, «которые хотят растить детей, не отказались от них, не лишены родительских прав, и они реально ухаживают за ребенком и занимаются его воспитанием». К сожалению, как пояснил замдиректора ФСИН, бывают случаи, когда матери неохотно навещают своих детей, а то и вовсе к ним не приходят. При этом другим близким родственникам малыша очень сложно попасть к нему, поскольку дом ребенка находится на режимной территории.

«Мы получили поддержку Министерства образования и Министерства здравоохранения, — сказал Анатолий Рудый. — Конечно, такие центры будут находиться также при наших учреждениях, поскольку нормативная база не позволяет вывести их за пределы режимной территории».

Он отметил, что во ФСИН считают, необходимо законодательно разрешить родственникам, в том числе бабушкам и дедушкам, гораздо чаще и без сегодняшних сложных формальностей навещать детей.

Обсуждалась на этой рабочей встрече и другая проблема, требующая, кроме прочего, и законодательного решения. Сегодня подростки, осужденные к лишению свободы, отбывают наказание в воспитательных колониях до совершеннолетия. Если 18 лет им исполняется до окончания срока, их переводят во взрослые исправительные колонии, где уже совсем иная и в криминальном плане более тяжелая «тюремная субкультура».

По словам Геннадия Корниенко, «к сожалению, не всегда и взрослые, которые попадают к нам, идут по пути исправления, а дети — их душа как губка — и этот отпечаток, это знание в дальнейшем будет оказывать негативное влияние». Анатолий Рудый добавил, что сейчас рассматривается вопрос о возможности не переводить подростков по достижении ими 18 лет в исправительные колонии, а содержать их в местах лишения свободы отдельно от взрослых заключенных до 23-25 лет, — это возраст, в котором большая часть юношей, отбыв срок наказания, уже выходит на свободу.

«Кого уже нельзя содержать в воспитательных колониях — направлять в отдельные учреждения с выделенными отдельными отрядами, чтобы они не попадали в общий режим к взрослым осужденным, то есть создать максимально комфортные условия содержания несовершеннолетних», — пояснил первый замглавы ФСИН.

Павел Астахов, в свою очередь, отметил, что «в большинстве учреждений ФСИН для несовершеннолетних ситуация налаживается», но ситуация пока не до конца благополучна. В частности, «были случаи, когда по выходу из колоний ребята-сироты просто терялись». Детский правозащитник выступил против лоббируемой в Госдуме идеи снижения возраста уголовной ответственности до 10 лет.

«Мы прекрасно понимаем, что можно снизить возраст привлечения к уголовной ответственности, но тогда целое поколение отправится за решетку», — заметил он. По его мнению, здесь не дорабатывает Минобрнауки, которое могло бы создать более эффективную сеть адаптационных учреждений, как закрытого, так и открытого типа для трудных подростков. Ситуацию можно было бы исправить. Сейчас же в одних таких учреждениях подростки — в кадетской форме и получают замечательное воспитание, а в других — воспитатели просто боятся зайти к ним: некоторые уже имеют по три-четыре судимости.

В конце встречи, подписав соглашение о сотрудничестве, Корниенко и Астахов договорились совместно посетить новые виды учреждений для подростков. «Эта тема требует постоянного внимания и заботы, потому что они попадают в наши учреждения иногда по глупости, иногда по какому-то стечению обстоятельств, и мы должны очень внимательно подходить к тому, в каких условиях они находятся у нас», — подчеркнул директор ФСИН.

Справка «РГ»

По состоянию на 1 мая 2014 г. в учреждениях ФСИН содержится 55,4 тысячи женщин. При женских исправительных колониях работают 13 домов ребенка, в которых проживает 695 детей. Сегодня в Управлении ФСИН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области решается вопрос о создании четырнадцатого в России дома ребенка при женской ИК.

В 41 воспитательной колонии для несовершеннолетних отбывают срок наказания лишением свободы 1,9 тысяч подростков до 18 лет.

Опубликовано на сайте «Российской Газеты» 14 июля 2014 г.